Домой / Рынок / Взлёт цен на бензин: кто меняет правила игры во время игры?

Взлёт цен на бензин: кто меняет правила игры во время игры?

В среднем по России подорожание на заправках в апреле-мае составило 7,4%.

Правительство решило снизить акцизы на моторное топливо, чтобы остановить гонку цен. Почему весь апрель и май дорожали бензин и «дизель»? Кто на этом заработал ? Рассказывает президент Российского топливного союза Евгений Аркуша.

Биржевые игры

Алексей Макурин, «АиФ»: Первые три месяца 2018 года цены на АЗС стояли как вкопанные и рванули сразу, как прошли президентские выборы. Это совпадение?

Евгений Аркуша: Мне об этом трудно судить. Но то, что нефтедобывающие компании до поры до времени старались не волновать народ, — это факт. 

— Совещаний в правительстве, посвящённых бензиновым кризисам, бесчисленное количество. Почему принимаемые решения дают только временный результат?

— Потому что продолжается манипулирование биржевыми торгами, где формируются ценовые индикаторы, которые впоследствии становятся ориентирами для рынка.

Есть крупные сети, принад­лежащие нефтяным гигантам, которым неважно, где зарабатывать — на оптовом уровне или на розничном. Не получив прибыль в одном месте, они получают её в другом. И есть независимые АЗС, которые сегодня покупают бензин даже дороже, чем продают.

Евгений Аркуша

— Как это происходило в 2018 году?

— В апреле нефтяники врое снизили продажи нефтепродуктов на Санкт-Петербургской товарно-cырьевой бирже. Это создало ажиотажный спрос и толкнуло вверх биржевые цены. И дальше по цепочке подорожание дошло до розницы.

— Почему предложение снизилось? Бензина и дизельного топлива в стране не хватает?

— Дефицита нет. Не в этом проблема. Есть даже незагруженные мощности НПЗ. Но в апреле сильно повысились мировые цены на нефть, и наши нефтяники не упустили возможности заработать на экспорте. Они резко увеличили поставки за рубеж — причём не бензина, а так называемых полупродуктов. И, чтобы не потерять доходность в России, поспособствовали росту внутренних оптовых цен на нефте­продукты.

Цены на бензин в мае обогнали инфляцию в 14 раз

Что может ФАС?

— Судя по статистике, розничные цены выросли меньше оптовых. Как такое может быть?

— В рознице цены сдерживает конкуренция между АЗС. Но условия, в которых они работают, неравноценные. Есть крупные сети, принад­лежащие нефтяным гигантам, которым неважно, где зарабатывать — на оптовом уровне или на розничном. Не получив прибыль в одном месте, они получают её в другом. И есть независимые АЗС, которые сегодня покупают бензин даже дороже, чем продают.

— Чем опасна такая недобросовестная конкуренция?

— Независимые АЗС продают 40% моторного топлива. Если они начнут разоряться, розница будет монополизирована. И монополисты смогут вести себя так же, как ведут на оптовом уровне: захотел — и повысил цены на 30% в течение месяца.

— Почему же тогда молчит Федеральная антимонопольная служба?

— Биржевые индикаторы, на основе которых складываются высокие оптовые цены, признаются ФАС рыночными. У неё нет полномочий вмешиваться.

— Тем не менее ФАС поддержала идею об увеличении норматива биржевых продаж топлива, который обязаны соблюдать нефтяники.

— Это предложение Российского топливного союза. Его цель — сдержать падение предложения ниже критического уровня. По статистике биржи, это 15% от объёма производства российских НПЗ. Именно с этого момента начинается подорожание топлива в оптовом звене. В среднем биржевые продажи нефтепродуктов составляют 20% от производства, что нефтяники постоянно подчёркивают. Но так как минимальный норматив установлен сейчас на 10-процентном уровне, ничто не мешает им сокращать поставки до предела, за которым цены выходят из равновесия.

Доля налогов в стоимости конечной цены литра бензина за последние годы увеличилась почти до 70%. И платят за эти решения российские потребители.

Евгений Аркуша

Непоследовательный маневр

— Чем отличается сценарий, по которому сегодня дорожает бензин, от того, что мы наблюдали в прошлые годы?

— Раньше влияние мировых нефтяных цен на внутренний рынок компенсировалось двумя факторами. Во-первых, курс рубля был жёстко привязан к нефтяным ценам: когда они росли, рубль укреплялся. А в апреле 2018 года всё было наоборот: нефть подорожала, а рубль ослабел. В итоге разрыв между мировыми и внутренними ценами оказался больше обычного. И понадобилось более сильное повышение внутренних цен на нефтепродукты, приблизить их к экспортным.

Во-вторых, в 2015 году правительство начало в нефтяной отрасли налоговый маневр. Он предполагал постепенное снижение экспортной пошлины на светлые нефтепродукты с одновременным увеличением налога на добычу полезных ископаемых и снижением акциза на бензин и дизтопливо. В результате пошлина сегодня заметно ниже, чем несколько лет назад, что создаёт дополнительный стимул для экспорта. А решение о снижении акциза не выполнено. На бензин 1-го класса он был поднят в январе 2018 года на 10,7%. В итоге доля налогов в стоимости конечной цены литра бензина за последние годы увеличилась почти до 70%. И платят за эти решения российские потребители.

— Акцизы решено с 1 июня всё же понизить. Что дальше?

— Это решение, а также обещание крупных компаний заморозить цены на своих АЗС должно стабилизировать розницу. А пойдут ли розничные цены вниз? При тех оптовых, что сегодня сложились, это уже невозможно. 

— Что нужно изменить на топливном рынке, чтобы год за годом не возвращаться к одной и той же проблеме?

— Не надо менять правила игры во время игры. А деньги, которые нужны государству для реализации различных бюджетных программ, искать не путём повышения налогов, а создавая заслон воровству и «распилу».

Источник

Проверьте также

Севастополь будет поставлять зерно в Сирию

Первая партия зерна для Сирии будет отгружена уже 15 июня Власти Севастополя сообщили, что город …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *